Последствия санкций для экономики России в 2022

Последствия санкций для экономики России

По данным опроса ВЦИОМ, результаты которого опубликованы 11 апреля, половина россиян равнодушны к уходу западных брендов из России.

Так, 2/3 опрошенных (68%) заявили, что в их жизни не произойдет никаких перемен. При этом 56% респондентов уверены, что российские производители заменят иностранных. Скептически к идее импортозамещения отнеслись 16% участников опроса. О сильном влиянии на течение жизни заявили всего 12% человек. 

Результаты исследования доступны на сайте ВЦИОМ.

Подобные опросы размещают часто в своих телеграм-аккаунтах блогеры и представители компаний. Например, тут. В комментариях к опросу респонденты дополнили свои ответы. И реплик вроде «вообще пофиг», «да пошли они на…» или «не замечу, даже если вернутся» — большинство. Другие не готовы простить только «Икею» или другую конкретную продукцию конкретного бренда. Кто-то задумывается и жалеет тех, кто потеряет работу. Людей, которые говорят о потерянных технологиях, лекарствах и грозящем масштабном откате экономики и, как следствие, и уровня жизни, назад, — единицы. 

Оговоримся. Данные приведенного опроса не репрезентативны, поскольку не включают среза российского общества и разных слоев населения: все-таки на блогера подписываются схожие по интересам и взглядам люди. Тем не менее, это активные люди, которые транслируют идеи, свойственные их окружению, и игнорировать их в полной мере нельзя.

Мы упорядочили некоторые общедоступные данные, чтобы показать системно, как изменится деловая жизнь в России, какие последствия санкций ожидают российскую экономику.

еКапуста [CPL] RU

Нефтегазодобыча

Последствия санкций для экономики России: нефтедобыча
Последствия санкций для экономики России: нефтедобыча

Россия — ведущий мировой экспортер нефти, газа и другого сырья, «страна-бензоколонка».

По данным Минфина, в 2021 году Россия заработала 9,056 трлн рублей от продажи нефти, газа, конденсата и нефтепродуктов. Это на 72% выше показателя 2020 года (5,235 трлн рублей). Тогда, напомним, из-за кризиса цены на нефть рухнули до исторических минимумов. Только за январь–март 2022 года получено около 3 трлн рублей нефтегазовых доходов. Мировые политики то и дело заявляют в СМИ о вот-вот грядущем нефтяном эмбарго в отношении России. Насколько они дойдут в своем желании до реальных запретов, пока неизвестно. Следовательно, объемы продаж и выручка, вероятнее всего, снизятся. Но насколько, прогнозировать сложно. 

Угроза. Сокращение добычи нефти и газа. 

Казалось бы, как уход иностранных брендов в состоянии повлиять на могущественную страну с очень развитым сырьевым сектором в руках огромных корпораций с государственным участием? Тем не менее, разведка, подготовка месторождения к бурению и собственно добыча уже давно проходят с помощью иностранного нефтесервисного оборудования.

С 2014 года сделан огромный шаг вперед в импортозамещении нефтегазового оборудования. До того зависимость от иностранного оборудования была на уровне 60-90%, но удалось снизить до менее 50%. Так, построен челябинский завод «РЭД», который выпускает двигатели, генераторы и трансформаторы для обслуживания нефтяной отрасли. Российская компания «Транснефть» отказалась от поставок американского аналогичного оборудования, повысив процент локализации до более чем 90%.

Кто ушел. Об уходе с российского рынка сообщили все представители «большой четверки» поставщиков нефтегазового оборудования, ПО и технологий: Weatherford, Schlumberger, Baker Hughes и Halliburton. Некоторые из них полностью сворачивают деятельность, некоторые продолжают работать, снизив маркетинговую активность и не привлекая новые инвестиции в нашу страну.

Что это значит. Российские компании задумываются о добыче трудноизвлекаемых запасов нефти (ТрИЗ). Но требуются принципиально другие, более сложные технологии по сравнению с «легко» добываемой нефтью, запасы которой стремительно истощаются.

Искать такие запасы и осваивать при помощи отечественных промышленных технологий пока невозможно, при помощи иностранных — тоже очень тяжело, но возможно. Да сама «трудность» извлечения может быть вызвана разными причинами: высокая обводненность пластов, повышенная вязкость нефти, концентрация разнообразных примесей, которые в процессе переработки необходимо удалять, и др.

Российские корпорации пытаются добывать ТрИЗы. Но большинство таких проектов — совместные, с участием иностранных компаний. 

Кроме того, в отдельных проектах вроде «Арктик СПГ–2» на импортное оборудование и технологии ниже приходится порядка 80–90%. Завершение этого и ряда других проектов НОВАТЭКа в срок — под большим вопросом.

Негативный сценарий. Добыча российской нефти снизится не потому, что ее некому покупать, а потому, что компании будут не в силах ее добывать. Снизятся продажи, упадут поступления в бюджет. «Похудеет» Фонд национального благосостояния. Это отразится на выплатах бюджетникам, реализации национальных и федеральных проектов и программ, в том числе в области здравоохранения. Возможно, «дыры» в  бюджетах «залатают» за счет новых ставок по налогам или, например, более высоких штрафов для бизнеса. Вырастет социальная напряженность.

Более или менее позитивных сценариев несколько. Либо компании «большой четверки» вернутся: все вместе, по отдельности или частично. Либо появится схема, при которой компании будут продолжать работать в России. Например, создадут юрлицо в России, которое будет работать независимо от «матери». Тем более что обсуждение нефтяного эмбарго против России — пока на уровне политических лозунгов. Так, схему налива российской нефти в зарубежные танкеры, которую продают как нероссийскую, недавно раскрыли в Wall Street Journal.

Также, вероятно, научно-исследовательские центры при нефтяных компаниях и государственные вузы (в основном, сибирские) с удвоенной силой будут искать и испытывать новые технологии, которые можно масштабировать до промышленных размеров. Такие технологии есть, но только пока в качестве разработок и в виде теоретических работ.

еКапуста [CPL] RU

Тяжёлое машиностроение

Последствия санкций для экономики России: машиностроение
Последствия санкций для экономики России: машиностроение

Флагманами современной индустрии машиностроения являются иностранные производства, локализованные в России. Российские же остаются зависимыми от иностранных комплектующих.

Так, например, французская Alstom и немецкая Siemens — поставщики железнодорожных вагонов типа «Сапсан» или «Ласточек». Если ситуация с санкциями не изменится, то через полгода-год существующие вагоны будут ломаться, а ремонт и комплектующие придется заказывать, вероятнее всего, в третьих странах, чтобы обойти запреты. Помимо производства транспортных средств, Siemens присутствует в разных отраслях промышленности: в энергомашиностроении, в автомобильной промышленности, в решениях автоматизации и безопасности различных промышленных предприятий.

Что касается промышленных турбин, на данный момент только Siemens умеет выпускать в России паровые турбины большой мощности, которые используются, например, в угольных ТЭС. В то же время в компании «Силовые машины» в 2021 году успешно испытали установку мощностью до 1200 МВт для нужд атомной энергетики. При этом компания получила субсидию от Минпромторга еще в 2019 году на опытные исследования и в ближайшие год-два обязаны создать турбины на 65 МВт и 170 МВт. При этом объем иностранных комплектующих в составе турбин большого диаметра широкому потребителю, разумеется, неизвестен.

Угроза. Работа электро- и тепловых станций. По оценке российского ученого-исследователя, профессора МГУ Натальи Зубаревич, только в Москве 30% энергомощностей и отопления обеспечивают именно парогазовые турбины импортного производства, ни обслуживать, ни ремонтировать которые будет невозможно без оригинальных запасных частей. 

Кто ушел. Немецкая Siemens объявила о заморозке проектов в России уже 2 марта 2022 года. Также прекратились поставки оборудования и комплектующих из-за рубежа. Компания присутствовала в нашей стране с 1852 года. То есть пережила с нашим народом Крымскую войну, отмену крепостного права, продажу Аляски Соединенным Штатам Америки, правление Александра II, Александра III и Николая II. Даже в советское время Siemens сократила деятельность в СССР, но не ушла насовсем. В офисе компании до 2 марта 2022 года работало более 2,7 тысяч людей. В связи с прекращением инвестиций многие из этих людей потеряют престижную работу.

Что это значит. Siemens — огромный концерн, частичный уход которого ударил по разнообразным отраслям: энергетической, транспортной. Имеющихся возможностей пока хватает на текущую работу. Тем не менее, ремонт крайне затруднителен из-за запрета на поставки.

Также Татарстан лишился потенциального инвестора на большие проекты и технологического развития. Siemens и ТАИФ объявляли о совместном сотрудничестве по строительству турбин, по взаимодействию в области технологий, а также в развитии возобновляемой энергетики.

Негативный сценарий. Развитие параллельного импорта будет затруднено. Комплектующие для парогазовых турбин нельзя перевезти через две-три страны в челночной сумке и даже в обычном грузовике. Экспорт высокотехнологичных запчастей тщательно регулируется в головном офисе.

Позитивный сценарий. Надеяться на успехи «Силовых машин» или «Русских Газовых Турбин».

Металлургия

Последствия санкций для экономики России: металлургия
Последствия санкций для экономики России: металлургия

По данным портала dprom.online, в 2019 году наша страна добыла 99 млн тонн железной руды и вошла в пятерку производителей. Для сравнения: первая в рейтинге — Австралия — добыла за тот же период 930 млн тонн железной руды. Также Россия производит ежегодно более 1 млн тонн меди (данные за 2020 год). В 2021 году Россия нарастила экспорт металлов и металлических изделий на 10,6% по объему и в 1,5 раза по стоимости по сравнению с «ковидным» 2020. 

Угроза. Несмотря на то, что страна богата внутренними ресурсами, их нужно добыть и переработать. С 2014 года металлургические предприятия частично избавились от импортозависимости. Так, «РусАл» перешел на отечественные обрабатывающие комплексы собственной разработки. Это позволило отказаться от поставок нидерландской Hencon и значительно сэкономить на сервисном обслуживании.

Тем не менее, изолированно от всего мира работать не получится. Нужно оборудование, химические реактивы, листопрокатные станки. 

Кто ушел. Ряд западных компаний из «недружественных» стран прекратили поставки в Россию. Например, поставщики ПО для промышленности SAP.

Что это значит. Отсутствие хотя бы одного компонента отрицательно отразится на всем производственном процессе. 

В запросах на импортное оборудование на сайте компании «РусАл» значатся электродвигатели, мотор-редукторы для волгоградского предприятия (по состоянию на момент публикации статьи). А например, для Братского завода необходимы Сита импортного производства ISO 3310-1. И отдельной строкой — «аналог не рассматривается!». То есть заместить эту конкретную продукцию не удастся не только отечественной продукцией, но и китайскими аналогами, на которые правительство возлагает надежды. Среди более технологичных лотов — запрос на «Турбину Warner Bell 1S 2397235 WAGNER» на завод в Красноярске. Поставщик этого оборудования — американская транснациональная компания BorgWarner с дочерними предприятиями (производства и официальные торговые представительства) в нескольких десятках стран мира.

В примере проанализирован только один российский ведущий производитель металлов.

Негативный сценарий. При всем размахе переориентации на отечественного производителя говорить о схожем качестве промышленного оборудования не приходится. Турбину или листопрокатный станок просто так не завернуть в «пупырку» и не провезти через границу. Как минимум высокотехнологичное оборудование требует квалифицированного монтажа. То есть в отсутствие заменителей или нежелания на них переходить (как видно из примера) отрасли грозит резкий технологический откат. 

Только немногие из металлургических компаний в последние год-два рискнули перейти на новый уровень благодаря цифровизации. Яркий пример — «Металлоинвест» и его «Цифровая трансформация 4.0». На перевод компании на цифровые рельсы (а сделано действительно многое!) потребовалось несколько лет, внедрена последняя на момент принятия решения SAP S4/HANA, а это ведущее программное обеспечение от мирового лидера отрасли.

Позитивный сценарий. Параллельный импорт наладят, используя третьи страны. Станет неудобнее, дороже… секретнее, особенно если сделки будут совершаться с согласия головных офисов поставщиков в обход санкций. Не исключено создание подставных компаний на территории третьих стран для легализации покупок.

Сельское хозяйство

Последствия санкций для экономики России: сельское хозяйство
Последствия санкций для экономики России: сельское хозяйство

В России — обширные и богатые территории, которые засевают зерном и другими культурами. Минсельхоз отчитался об обеспеченности зерном на 150% — то есть продаваемые за рубеж излишки — это действительно излишки. В текущем году засеют на 1 млн га больше, чем в прошлом.

Тем не менее, есть нюансы. За рубежом любят российскую пшеницу II класса. К слову, I сорт отдельно не продают, смешивая с другими для повышения качества. Пшеница II класса относится к элитным. Из нее на российский внутренний рынок не поступает примерно ничего. На международном рынке она также в дефиците. 

Привычная нам пшеница относится к III классу. Это зерно конкурирует на международном рынке с аргентинским и австралийским, богатые урожаи которых собрали в Южном полушарии в этом году. Российское зерно превосходит южнополушарное по многим характеристикам, и при прочих равных до недавнего времени предпочитали российское.

Угроза. Несмотря на обеспеченность конечной продукцией, Россия крайне зависит от импорта семян. Это касается практически всех сельхозкультур. Так, по официальным данным, Россия обеспечена семенами на 63,4%. Но нужно понимать, что это средняя величина. В нашей стране производят до 92% семян озимой пшеницы, и только до 35% — картофеля.

Тем не менее, если иностранные поставщики резко повысят цены или вовсе откажут в поставках, уже в следующем году (на этот семена давно закуплены или действуют долгосрочные контракты), лишние выделенные гектары земли будет засевать нечем.

Кроме трудности с «сырьем» (семена, инкубационное яйцо), есть и проблема доступности сельхозтехники и промышленного пищевого оборудования.

Также насущна проблема животноводства — уход за скотом. Если не будет вакцин и лекарств — как правило, импортных — Россию ожидает массовый падеж поголовья. 

Кто ушел. В конце марта John Deere, американский производитель сельхозтехники, объявил о прекращении поставок в Россию и Беларусь. Мы писали об этом тут. В Оренбурге с 2005 года работает завод John Deere по сборке продукции. Предприятие продолжало работать и после этого заявления, но что с ним будет дальше — пока неизвестно.

Фермеры жалуются на дороговизну минеральных удобрений. Отечественные производители пестицидов и гербицидов — на отказ поставщиков сырья. 

В России больше недоступен сервис от американской Trible. Это платный (в несколько миллионов рублей!) сигнал высокой точности, который используют для вычисления траектории движения современного трактора. Посевная в отсутствие автоматизированной системы рискует свестись к процессу «на глазок». Чтобы этого не допустить, срочно подыскивают замену. Инвестиции в дорогой сервис обернулись потерями.

Перечислены отдельные примеры и их влияние на отрасль.

Что это значит. Уход тех или иных поставщиков — компонентов, комбикорма, вакцин, программного обеспечения — бьет в конкретную точку. Но обилие таких точек могут спровоцировать болезнь отрасли, для развития которой в стране есть все предпосылки.

Негативный сценарий. Технологический откат и без того консервативной отрасли назад. Починка и пересборка тракторов и комбайнов в «монстры франкенштейна» народными умельцами взамен сервисному обслуживанию. Засевание земли худшим семенным фондом по сравнению с прошлыми годами. 

Прямого голода населения, по всей видимости, удастся избежать за счет «инерции»: все-таки под посев отводят огромные территории, а экспорт внимательно регулируется за счет роста госпошлин или прямого запрета на вывоз зерновых. Например, такие ограничения действуют в отношении стран ЕАЭС.

Кроме того, на волне кризиса вынужденно возвращается интерес населения к подсобному хозяйству. Государство разрешило продавать излишки официально тем, кто зарегистрируется как самозанятый.

Позитивный сценарий. В 2022 году правительство анонсировало налоговые льготы (ЕСХН понизили с 6% до 3%), дешевые кредиты, погектарные субсидии, гранты на агростартапы и прочие послабления для сельхозпроизводителей. 

Так, чтобы закрыть пробел по семенам, решено субсидировать затраты на строительство селекционно-семеноводческих центров. Премьер-министр Михаил Мишустин объявил о цели довести долю российских семян до 75%. Ведется работа по возвращению в оборот неиспользуемых земель сельхозназначения.

Часть нехватки иностранных ресурсов вполне реально покрыть за счет параллельного импорта.

Строительство

Последствия санкций для экономики России: строительство
Последствия санкций для экономики России: строительство

В России на 1 апреля 2022 года с начала года ввели 29,3 млн кв. м жилья. Это, по данным Минстроя РФ, на 64,6% выше показателя 2021 года. В то же время реестр аварийного жилищного фонда насчитывает 105701 домов (данные на начало мая). В городах традиционно высокий спрос как на новостройки, так и на вторичное жилье.

Угроза. Резкий рост (в несколько десятков процентов) в 2021 году — прямое следствие отложенного ввода жилья в 2020 пандемийном году.

Сейчас в строительной сфере наблюдаются системные проблемы. 

Дефицит рабочей силы. Пандемией вымыло с рынка тысячи мигрантов. Многие из тех, кто уехал, так и не вернулся. В течение марта-апреля наблюдался высокий курс рубля, и отправка заработанных денег гастарбайтеров на родину затруднена за счет банковских ограничений и отказа систем переводов обслуживать транзакции из России. Из-за роста цен и инфляции трудовым мигрантам все труднее оставаться в нашей стране, а разница курсов нивелировала доходность. Сейчас курс рубля выправился до рекордных значений, но проблем это не решило.

Стоимость стройматериалов. В начале марта стройматериалы, и без того дорожавшие прошлые два года, резко подскочили в цене. По словам зампреда правительства РФ Марата Хуснуллина, оснований для этого нет, и ситуацию необходимо держать на контроле, вплоть до привлечения внимания ФАС. Впрочем, проблему все-таки признали, и на компенсацию разницы цен на стройматериалы застройщикам направлено 126 млрд рублей из бюджета. 

Дефицит. Многие девелоперы, которые использовали (и обещали покупателям) итальянские отделочные материалы, утратили конкурентное преимущество. Но если с отделочными материалами в России не все плохо, то в ближайшее время отрасль ждет еще одно серьезное испытание — ушли поставщики специальной строительной техники.

Спрос. Резкое повышение ключевой ставки до 20% вызвало охлаждение на рынке недвижимости. На момент написания статьи показатель равен 14%. Но банки не спешат снижать ставки по ипотеке до комфортных 6-7%, как в 2020 году, а под льготные госпрограммы подходят далеко не все заявители. Кроме того, покупать недвижимость как инвестицию россияне больше не спешат: уход иностранных компаний вынуждает бывших работников съезжать со съемных квартир. Это пока не массовое явление: не прошли «законные» три месяца с момента уведомления о сокращении. Но летом 2022 года, скорее всего, будем наблюдать резкий отток «высвобожденных от работы» уже не платежеспособных жильцов.

Кто ушел. О приостановке деятельности сообщили швейцарская Herzog & de Meuron, британская Zaha Hadid Architects, немецкая David Chipperfield Architects, нидерландская MVRDV. Ушла и американская Caterpillar, которая владела тосненским сборочным предприятием с 2000 года. Ближайшие конкуренты — японские Komatsu и Hitachi — также отказались продолжить сотрудничество.

Что это значит. Многие бренды заменить отечественной продукцией нельзя из-за отсутствия больших мощностей или технологий. 

Негативный сценарий. Темпы строительства и ввода в эксплуатацию жилья неизбежно замедлятся. Имеющейся техники будет достаточно какое-то время. Ремонт и замена комплектующих — под большим вопросом. В отсутствие привлекательных для мигрантов факторов будет по-прежнему не хватать рабочей силы. Каждый день просрочки сдачи будет бить по репутации застройщиков.

Позитивный сценарий. Девелоперам в какой-то мере упростят жизнь меры поддержки. Например, на 1 год продлеваются сроки действия некоторых РнС, ГПЗУ, а также вводятся иные особенности градостроительной деятельности до 2023 года, установлены новые правила применения неустоек, а проектную документацию станет изменить проще. Все эти меры носят бюрократический характер. На поддержку отрасли выделяют десятки миллиардов рублей из бюджета.

Ритейл и массовое производство

Последствия санкций для экономики России: ритейл
Последствия санкций для экономики России: ритейл

Уход ритейлеров наиболее на слуху у россиян. Если это не касается их профессиональной деятельности, мало кто вообще знает о существовании таких отраслевых гигантов, как Caterpillar или Schlumberger. Но вот об уходе Zara, Bershka, Dior и тому подобных компаний известно больше. Так, в соцсетях и в СМИ несколько недель активно муссировалось поведение японского производителя одежды Uniqlo, который сначала объявил о том, что не уйдет из России, но под давлением общественности передумал.

Угроза. Пользователи лишаются привычного комфорта от обладания вещей конкретных марок. Для многих это обернулось настоящим стрессом. Наблюдаются перебои с логистикой.

Кто ушел. Об уходе с российского рынка сообщили большие торговые сети (шведская IKEA), производители товаров повседневного спроса FCMG (Procter & Gamble Co), строительный ритейлер OBI (который, правда, вернулся). Apple, ASOS и Nike больше не поставляют товары в Россию. Закрылось большинство ресторанов быстрого питания McDonald’s. Бренды одежды Mango, Levi’s, Puma приостановили деятельность своих магазинов. Производитель часов Swatch, все торговые марки, выпускаемые L’Oreal, и Иль де Ботэ также заморозили работу в РФ.

Что это значит. Если заменить один бренд одежды или косметики другим в принципе возможно, то в фармацевтическом ритейле все гораздо сложнее. Аналогов многих препаратов просто нет. Эту проблему сейчас решают на правительственном уровне — так, решено упростить процедуру ввоза иностранных лекарств. 

Негативный сценарий. Из-за инфляции и роста цен в магазинах снизилась покупательная способность россиян: за свою же зарплату они теперь могут позволить себе гораздо меньше товаров. Это отрицательно повлияет на работу отечественных импортозамещающих компаний: наращивать объемы производства даже в условиях отсутствия именитых конкурентов может стать не на что. 

Позитивный сценарий. Уход иностранных брендов, по мнению некоторых экспертов, открывает окно возможностей для отечественных предпринимателей. Так, создана «Биржа импортозамещения» для поиска поставщиков аналогичного оборудования, сырья, комплектующих. 

Часть проблем действительно решается за счет параллельного импорта: заказать и ввезти запчасти от Mercedes можно и без согласия бренда, например, из Узбекистана. Будет дороже, дольше, но — будет.

Российский бизнес — один из самых высокоадаптивных в мире, судя по числу кризисов, через которые удалось пройти. Но сколько для перестройки тех, кто останется, потребуется сил, издержек, — страшно подумать. 

Многие эксперты говорят, что сегодня просто «море» возможностей для развития своего дела, причем в любой сфере. Так, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко в одном из выступлений была удивлена отсутствию в России массового производства гвоздей. Вот только станки, формы, программы, закрепители, упаковка и прочие материалы, без которых в производстве не обойтись, скорее всего, будут иностранного происхождения или с включением иностранных компонентов. До 2022 года Россия была плотно включена в глобальную экономическую систему, и возможностей всё-таки было больше.

Все данные взяты из открытых источников. Если вы обнаружили неточность в приведённых данных, или у вас имеются сведения, противоречащие данным в статье, просим писать в редакцию и указывать ссылки на альтернативные источники информации: glavred@businessolog.ru.

Производство гвоздей: бизнес-план с расчетами в Excel

Новости