Новые риски бизнеса: экономическая целесообразность сделок и мошенничество

Нестабильная обстановка в стране привела к образованию новых схем обмана. После исполнения сделки недобросовестные партнеры обвиняют контрагентов в мошенничестве. С компаний пытаются взыскать денежные средства, ссылаясь на экономическую нецелесообразность сделки. При этом жалобы направляются не только в арбитражные суды, но и правоохранительные органы. Исход таких споров предугадать сложно.

Новости бизнеса и подборка кейсов — в вашей почте:

Многолетнее сотрудничество и уголовное дело

В течение 5 лет предприятия работали по договору. Стороны исполняли сделку добросовестно. Однако один из участников неожиданно заявил о мошенничестве. Ущерб от партнерства якобы достиг 800 миллионов рублей. Документы о преступлении передали в следственные органы. Одновременно инициировали разбирательство о взыскании компенсации материального вреда.

Суть договора сводилась к посредничеству. Исполнитель принял на себя обязанности по обеспечению следующих функций:

  • оптимизация отношений между сетевыми предприятиями;
  • оформление разрешительной документации на объект;
  • организация выхода на оптовый рынок;
  • заключение договоров с федеральным поставщиком на передачу электричества.

Поскольку работа продолжалась на протяжении нескольких лет, условия сотрудничества неоднократно изменялись. Участники успели составить 12 дополнительных соглашений. Заказчик же сменил трех директоров. Ни один из руководителей о мошенничестве не заявлял.

В 2011 году агентский договор разорвали. Иск в суд поступил значительно позже. Предприятие настаивало на возврате вознаграждений, выплаченных посреднику. Аргументом стало отсутствие у агента оборудования и сетей. Партнер якобы не мог заключать сделки. Удовлетворения требований добиться оказалось легко. К моменту слушания контролирующие лица бросили компанию. Отстаивать интересы ответчика было некому.

Уголовное преследование

Разбирательством в арбитражном суде дело не ограничилось. Вскоре должностным лицам посредника пришлось встретиться с правоохранителями. Сначала следователи обвинили граждан в завышении цен. Плата за электричество рассчитывалась по нескольким ставкам. Однако от этой версии вскоре отказались. Агент предъявлял заводу подробные отчеты с расшифровкой стоимости. Все время расследования обвиняемые находились в своих домах под арестом.

Следующим витком стала разработка позиции об обмане руководства. Должностные лица якобы вступили в сговор со штатными сотрудниками заказчика. Последние ввели в заблуждение начальство относительно экономической выгоды сделки. Правоохранители полагали, что необоснованное обогащение мошенники присвоили и разделили.

Адвокаты обвиняемых указывали на отсутствие признака преступления – обмана. Руководство потерпевшей компании имело все возможности для проверки условий договора, ознакомления со счетами, отчетами и актами. Защитники напоминали о свободе хозяйственных отношений и отказывались связывать экономическую эффективность с мошенничеством. Увеличение стоимости энергии за счет участия посредника было очевидным. С позицией защиты согласился и доктор юридических наук. Его привлекали в качестве эксперта для устранения различий в оценке обстоятельств дела.

Мнение Бизнесолога

Приговор оказался обвинительным. Сейчас адвокаты оспаривают выводы суда. Однако процесса можно было избежать. Контролирующим лицам не стоило отказываться от управления организацией-посредником. Это позволило бы добиться всестороннего рассмотрения спора в арбитражном суде. Не следовало участникам спорной сделки игнорировать и переговоры. Конфликт могли погасить без привлечения правоохранителей. И, наконец, о доказательствах добросовестности имело смысл позаботиться заранее. В качестве таковых подошли бы видеозаписи встреч с руководством потерпевшей фирмы, деловая переписка.

Читайте также:


Другие новости